Ё-вин (e_vin) wrote,
Ё-вин
e_vin

Categories:

Персонажный отчет с ПЭ, часть 3, заключительная

Где все совсем душераздирающе, как и подобает в финале :)
Диалоги могу помнить не точно или приводить не полностью, сразу предупреждаю.



***

Утро следующего дня мы встречаем у Дориата, на границе Завесы.

Стало известно, что один из Камней здесь. Как это вышло? Говорили, что чудовищный волколак, вырвавшийся из стен Ангамандо, с ревом мчался сквозь ночной лес, преследуемый псом Хуаном, а потом ворвался в Завесу Дориата, и там Хуан наконец настиг его и убил, но и сам пал от нанесенных ран. Когда же взрезали брюхо волколака, то внутри обнаружили Сильмарилл. Видно, от сияния Камня чудовище совсем обезумело.

Правда ли это, мы не знаем. Возможно, опять обман и Вражьи происки. Но мы здесь, и ждем лорда Куруфинвэ, который вошел внутрь Завесы. С нами все аглонцы, оставшиеся в живых, бывшие верные лорда Туркафинвэ, а также некоторые из бывших верных Нельяфинвэ. Когда погибает твой лорд, ты присягаешь тому, кого считаешь достойней прочих. Надеюсь, мне никогда не придется совершать такой выбор.

Проходит около часа. Мы ждем. Солнце начинает припекать.

Появляется лорд Морифинвэ со своими верными. Приветствуем друг друга и сообщаем, что наш лорд вошел за Завесу.

Лорд Морифинвэ нетерпелив и не желает ждать больше.
- Если он не появится сейчас, - говорит он, - мы сами войдем туда.

Он приказывает своим верным построиться боевым порядком. В тот миг, когда лорд Морифинвэ уже готов сделать шаг за Завесу, из нее появляется наш лорд. В его руке - Сильмарилл, сияющий светом.

- Брат, - говорит он с улыбкой, - первый из Камней наш.

Мы разражаемся ликующими возгласами, и поэтому не сразу понимаем, что происходит, когда лорд Куруфинвэ с криком падает на колени.

- Брат! – кричит Морифинвэ, склоняясь над ним.

Непонимание, ужас от того, что происходит что-то страшное и непонятное. Лорд Куруфинвэ корчится от боли. Камень, выпавший из его руки, подхватывает его брат… и тоже начинает кричать.

- Жжет… - кричит мой лорд. – Нет! Этого не может быть!

Кто-то выхватывает оружие, но рядом нет врага, которого можно убить. Враг невидим и беспощаден; чудовищная боль терзает сыновей Феанаро, и мы ничего не можем сделать, чтобы остановить это.

- Щит! Передайте щит!
- Никому не сметь прикасаться к Камню!

Куруфинвэ из последних сил поднимает Сильмарилл, кладет его в поданный ларец, а ларец - на щит. Я вижу его руки – они страшно обожжены.
- Это… Враг… - выдавливает он. – Он что-то сделал с ними… Камни обжигают….

В этот миг до нас доносится рог. Один… два… три… Со стороны Гаваней. Три рога – призыв о помощи. Это значит, что враг на пороге.

- Верные! – хрипит лорд Куруфинвэ. – Мы должны идти на помощь… Вперед, на Гавани!

Мы строимся боевым порядком.

Верные, окружив своих лордов, поддерживают их, ибо лорды с трудом двигаются, но несут щит, на котором покоится ларец, и с трудом сдерживают крики боли. Это воистину страшное зрелище.

Еще вчера мы готовы были ударить по Гаваням, но теперь мы идем им на помощь. Это трудно уложить в голове, и должно быть, не зря нас считают безумными, но Клятва – это что-то, что словно заслоняет от тебя большую часть мира, и за ней невозможно не следовать.

…И мы убьем его - всякого, кто посмеет забрать, оставить себе, отдать, но не нам…

Я иду впереди с луком и готова убить любого, кто посмеет хоть оружием, хоть словом посягнуть на то, что мы несем. Какой-то атани сходит с тропы, пропуская нас. В руках его не вижу оружия, но не вижу и страха в глазах.

- Отойди с дороги, атани, - сквозь зубы говорю я. – Лучше бы тебе сейчас не стоять тут.
- Безумны вы, и безумна война, которая делает с вами такое, - отвечает он, но все же разворачивается и уходит.

Наши разведчики, посланные вперед, возвращаются и сообщают, что Гавани пусты. Те, кто был там, успели уплыть на кораблях или отступить к Нарготронду. Вражеское войско прошло крепость насквозь, двинулось дальше и сейчас осадило Нарготронд.

- Мы можем ударить врагу в спину! – говорю я, но мой лорд, похоже, не слышит. Слишком тяжела его ноша.

Мы быстро сооружаем переправу и переходим реку; ворота Гаваней открыты. Мы входим внутрь, крепость действительно пуста. Здесь Куруфинвэ и Морифинвэ падают без сил; они не могут идти дальше. Страшно смотреть на моего лорда; он лежит рядом с ларцом, не в силах коснуться его и не в силах оставить.

Он приказывает нам следовать дальше, на Нарготронд, вместе с его сыном Тьелперинкваром, и разбить врага. Он оставляет рядом с собой лишь двоих или троих верных.

Вслед за Тьелперинкваром мы движемся к Нарготронду. Велика наша ярость и гнев, и мы ударяем по орочьему воинству, зажимая его в тесных коридорах нарготрондских пещер; недолго длится битва и завершается полной победой. Нарготрондцы ликуют, приветствуя нас, но невеселы наши лица.

Аглонцы собираются группой под стеной, - нас все меньше и меньше, отмечаю я, - и неведомо, что делать нам дальше, потому что надо бы скорее вернуться к лорду Куруфинвэ, но Тьелперинквар не спешит приказывать возвращаться. Вижу, как он бродит по крепости с потерянным видом, и мне кажется, что он совсем забыл про нас.


***

- Послушай, Туилиндэ, - тихо говорит мне Эхто, один из верных моего лорда, - Лорд Тьелперинквар хочет оставить нас тут, а сам вернуться в Гавани; иди лучше за ним, он, похоже, не очень хорошо сейчас соображает и надо, чтобы рядом был кто-то, кто присмотрит за ним.

- Ты прав, - и я устремляюсь вслед за Тьелперинкваром. Мы идем вместе с Мирвэ, моим родичем; когда же добираемся до Гаваней, то у ворот встречаем Тьелперинквара, и я спрашиваю, где его отец.

- Мне сказали, что он умер, - отвечает Тьелперинквар, и я понимаю, отчего он так потерян – да видит ли он меня вообще?

- Как умер? – это не может вместиться в мою голову. Мир качается и заваливается куда-то набок. Я чувствую, что чьи-то руки держат меня за плечи – это Олор, наш копейщик, один из верных Туркафинвэ, после его гибели присягнувший моему лорду.

- Говорят, что Камень пылал так сильно, что те, кто были рядом с ним, погибли от его пламени, - говорит Олор.

Несколько мгновений я смотрю сквозь него, пытаясь осознать то, что он сказал.

Потом мелькает мысль: Камень!

- Где Камень? – спрашиваю я.

Тьелперинквар, который стоит рядом, осторожно говорит:
- Камень… он должен быть…

Мой взгляд упирается прямо в грудь Олора, и я вижу силуэт ларца под его коттой.

- Камень у тебя, - догадываюсь я.
- Здесь небезопасно держать его, - говорит Тьелперинквар. – Идите сейчас и доставьте его в Дориат.
- Но почему в Дориат?!
- Там ему находиться безопасней, чем здесь. И да – этот Камень убил моего отца и дядю. Если лорды Тэлуфинвэ или Питьяфинвэ спросят вас, где он, не отвечайте. Я пытаюсь уберечь их от той же судьбы.

Я еще плохо соображаю, оглушенная известием о смерти моего лорда. Поэтому, когда мы переходим реку, и нас окликает лорд Питьяфинвэ, - я молчу, пока Олор отвечает, что мы идем по приказу лорда Тьелперинквара, и ни словом не обмолвившись о том, что именно мы уносим прочь из Гаваней.

Нас четверо. Впереди иду я с луком, за мной – Олор, прикрывая сокрытый на груди Сильмарилл чужим щитом; далее идут двое, которых я не знаю – какой-то эльда из верных то ли Питьяфинвэ, то ли Телуфинвэ, и почему-то человеческая девушка. Ее имя мне неизвестно, а она не может назвать его, потому что нема; все, что я знаю о ней – это что она принесла присягу нашему неистовому Намбилиону, погибшему вчера, и после его смерти стала верной лорда Куруфинвэ. Кому она служит теперь, я не знаю, да и все мы – почему мы выполняем приказ лорда Тьелперинквара?

Эта мысль терзает меня, пока мы идем по дороге к Дориату. Дойдя же до Завесы, мы сворачиваем в лес.

- Давайте пока побудем здесь, - говорит Олор. – Не знаю, сможем ли мы пройти через Завесу, а на дороге стоять опасно.

- Подожди, Олор, - я пытаюсь собраться с мыслями. – Послушай меня. Почему мы выполняем приказ лорда Тьелперинквара?
- Ну, он же сын лорда Куруфинвэ, - пожимает плечами Олор.
- Но ведь он не приносил Клятвы, верно?
- Это правда, - Олор смотрит на меня с подозрением. – Но ведь и я не приносил Клятвы. Я лишь принес вассальную присягу лорду Куруфинвэ. Но теперь он мертв, и я служу его сыну.
- Но скажи, Олор, разве ты приносил вассальную присягу лорду Тьелперинквару?
Во взгляде Олора мелькает сомнение.
- Нет.
- Никто из вас не является вассалом лорда Тьелперинквара? – спрашиваю я остальных. Они качают головами.
- Так почему мы выполняем его приказ? Клятва говорит, что Камень должен быть возвращен сыновьям Феанаро, и двое младших еще живы. Мы должны отдать Камень им!
- Ты приносила Клятву вместе с сыновьями Феанаро, - говорит Олор. – Но никто из нас ее не приносил.

Напряжение возрастает. Я медленно поднимаюсь на ноги. Стрела лежит на тетиве, но я понимаю, что смогу сразить стрелой лишь одного из троих. Мне не успеть выхватить меч.

Олор внимательно следит за мной, и я понимаю, что он понимает, о чем я думаю.
- Подожди, Туилиндэ… - говорит он осторожно. – Нам надо успокоиться… прошу тебя, сядь…
- Я не хочу сидеть! – говорю я, утверждаясь в мысли: стрелу пущу в Олора.

Мы все поднимаемся на ноги.

- Олор, - говорю я самую длинную из своих речей. – Я клялась вернуть Камни, и ты знаешь слова этой Клятвы. Опасно становиться на ее пути. Но послушай же - никто из нас не приносил присяги Тьелперинквару. Если мой лорд мертв, я буду служить тому из его братьев, кто еще жив. Прошу тебя последний раз: вернемся и отдадим Камень старшему из оставшихся, лорду Питьяфинвэ. Мы должны сделать так. Мы должны!

Немая девушка что-то мычит, но я не понимаю сейчас, что она хочет сказать и на чьей она стороне.

Пальцы мои немеют. Сейчас мне придется убить Олора.

- Хорошо, Туилиндэ, - после некоторого ожидания говорит он. – Я думаю, ты права. Давайте вернемся.

Немая девушка мычит одобрительно; кажется, она тоже хочет вернуться. Мы смотрим на четвертого – после паузы он соглашается. Мы выбираемся на дорогу и идем обратно к Гаваням.

Лорда Питьяфинвэ мы встречаем на дороге – он вместе с Тьелперинкваром и небольшим сопровождением идет нам навстречу.

- Все в порядке? – спрашивает Тьелперинквар, видимо, волнуясь, что мы сделали с Камнем. – Он в безопасности?
- Он здесь, - отвечаю я. – Лорд Питьяфинвэ, мы принесли Камень тебе. Возьми его.

Все время, пока Олор извлекает ларец из-под котты и возвращает его, я стою в страшном напряжении; теперь же меня отпускает.

- Лорд Питьяфинвэ, - говорю я. – Мой лорд, Куруфинвэ, погиб и мне некому теперь служить. Я хочу…
- Подожди! – восклицает он. – Твой лорд жив!
- Жив?!

- Отца сперва сочли мертвым, - говорит Тьелперинквар, - но потом кто-то из целителей понял, что его можно спасти. Погиб лишь мой дядя, лорд Морифинвэ.

Как невозможно было поверить в смерть моего лорда - и как легко верить в то, что он все-таки жив.

– Где он?

- Он в Нарготронде, там объявлен сбор войск. - отвечает лорд Питьяфинвэ. – Возвращайся к нему, скажи, что Камень находится в нашей с Тэлуфинвэ крепости. Мы будем хранить его. Пусть скорее выздоравливает.

Снова путь до Нарготронда, но на этот раз он гораздо легче. Мой лорд жив, и у нас есть Камень. Если мы сумеем победить Врага, то сумеем исполнить Клятву. Мы, верные Первого Дома, верим, что исполнение Клятвы поможет вернуть из Вековечной Тьмы Феанаро, нашего короля, единственного достойного после Финвэ.

***

В Нарготронде собираются войска. В горячке боя я не успела рассмотреть город, а он красив.
Наших аглонцев нахожу в Покоях Исцеления – в шатре лежит лорд Куруфинвэ, над ним – леди Иримэ, моя подруга Альквариэль, и дева Эренис, одна из верных.

- Не тревожь его, - говорит мне кто-то, - они сейчас заняты исцелением. Но он неспокоен, все время спрашивает, где Камень, а мы не знаем…

- Я знаю, где Камень.

Я прохожу в шатер, сажусь рядом.

- Лорд Куруфинвэ. Это я, Туилиндэ.

Лорд Куруфинвэ медленно открывает глаза. Я поражаюсь его изможденному виду. Ожоги на его руках, я замечаю, пытались лечить, но остались страшные шрамы.

- Мне нужно знать… где Камень… - шепчет он.
– Камень у твоего брата, лорда Питьяфинвэ. Он просил передать, что Камень пока будет храниться в их крепости.
- Хорошо… - глаза закрываются.

Я выхожу из шатра и сажусь неподалеку. Теперь нужно ждать. Целители говорят, что лорд Куруфинвэ сможет поправиться, нужно лишь время – но пока собираются войска, время есть.

***

За время, проведенное в Нарготронде, мы успели отдохнуть, искупаться и даже поесть. Лорд Куруфинвэ поднялся на ноги, и хотя у нас еще были сомнения, сможет ли он держать оружие в обожженных руках, он неистово желал двинуться на Ангбанд.

Войска собирались медленно, но в конце концов все же выдвинулись. Задержка была связана еще и с тем, что наши кузнецы ковали новый таран. Мы шли в хвосте войска и несли его. Я пересчитала стрелы – хорошо, что одна незнакомая нолдэ в крепости Морифинвэ поделилась со мной, - а больше, в общем, готовить было нечего, поэтому мы просто шли.

Примерно на середине пути лорд Куруфинвэ вдруг резко остановился.

- Верные, - произнес он, стремительно бледнея, - Мы возвращаемся в Гавани.
- Что случилось?
- Почему?
- Я чувствую, что мой брат… Камень… движется в Гавани…
- Но зачем?
- Он хочет отослать Камень в Аман.

***

Скорее! Скорее!

Мы спешим, насколько это возможно. Опять лесные тропы, опять мимо развилок, опять речной берег и ослепляющее солнце…

Мы выбегаем на берег и замечаем, что внизу, на пристани, уже снаряжают корабль, а перед воротами крепости видим лорда Питьяфинвэ. Неужели он в самом деле решился на это? Неужели надеется на прощение Валар?

- Брат! – лорд Куруфинвэ бросается навстречу, - Послушай меня! Не надо, не делай этого…

Они стоят напротив друг друга – трое последних оставшихся в живых сыновей Феанаро. Лорд Куруфинвэ и близнецы Амбаруссар. Питьяфинвэ не хочет уступать, он верит, что Камень нужно отправить в Аман. Куруфинвэ пытается убедить его вернуть Камень. Тэлуфинвэ, младший из близнецов, просит братьев примириться.

Мы, верные, окружаем наших лордов кольцом. С башен и от ворот смотрят на нас испуганные фалатрим, они потрясены тем, что происходит на их глазах, и просят нас остановиться, но это невозможно.

- Дева, прошу тебя, - ко мне приближается дева из синдар, и я узнаю ее, однажды довелось мне ее видеть – это Лютиэнь, дочь самой майя Мелиан. – Позволь мне поговорить с ними!
- Прочь! – говорю сквозь зубы.
- У меня нет оружия, - говорит Лютиэнь, - позволь, я не причиню им никакого вреда…
- Никто не смеет встать между сыновьями Феанаро и Камнями, - отвечаю, наведя стрелу на нее. - Уйди, дева, пока еще возможно.


- Брат, прошу тебя, остановись!... – слышу за спиной.
- Отдай его мне!
- НЕТ!! – кричит кто-то. Обернувшись, вижу, как Питьяфинвэ медленно оседает на землю, а над ним стоит Куруфинвэ – мне не описать его взгляд, - и в руке его окровавленный меч. Все кричат. Это невозможно, - говорю я себе, - он убил собственного брата. Миг тянется бесконечно долго, а потом время летит вскачь словно с горы, верные всех троих лордов бросаются вперед, кто-то пытается выхватить меч из руки Куруфинвэ, моя стрела срывается с тетивы:
- Ты поднял руку на моего лорда?!

Куруфинвэ, стряхнув оцепенение, вынимает из недвижимых рук Питьяфинвэ ларец с Камнем. Взгляд его страшен. Земля качается под ногами. Рок Нолдор. Рок Нолдор.

- Что ты наделал?!
- Лорд Тэлуфинвэ!

Лорд Телуфинвэ, у ног которого лежит умирающий близнец, стоит и смотрит прямо перед собой, но кажется, ничего не видит. Его верные зовут его, но он не слышит и не отзывается.
- Он обезумел… - произносит кто-то тихо. - Он никого не узнает...

- Мои верные… - хрипло говорит лорд Куруфинвэ. – За мной.

Никто не пытается помешать нам – все слишком потрясены. Потрясены и мы, но идем за лордом. Я выхожу вперед с луком, оборачиваюсь и пересчитываю – нас восемь. Осталось лишь восемь.

Так мы идем вперед, никого не встречая на пути. Лишь одна из верных догоняет меня:
- Туилиндэ… Я отказалась от присяги лорду Куруфинвэ. Я не могу больше идти за ним… после того, что он совершил…
Смотрю на нее, потом отворачиваюсь.
- Что ж, тогда уходи.

Она уходит. Нас остается семеро.

Всемером мы идем к Ангамандо, где уже должно быть наше войско. Останавливаемся на краю Ард-Гален.

- Возьмите его, - лорд передает ларец одной из верных. – Будьте здесь, не ввязывайтесь в бой, не подходите близко, берегите его.

Никто не успевает ничего спросить, как вдруг мы понимаем со всей пронзительностью, что сейчас все кончится. Лорд не прощается с нами, он просто берет щит и уходит. Оборачивается:
– Запомните вот что. Решать судьбу Сильмариллов можно будет лишь тогда, когда все три Камня собраны вместе.

После этого он уходит вперед, не оглядываясь, а мы остаемся здесь и не знаем, что делать дальше. Мы не можем сделать ничего, чтобы помочь ему. Я понимаю, на что он решился – он идет, чтобы бросить вызов Моринготто.

Мы все смотрим вслед нашему лорду – он стоит перед воротами Ангамандо; внезапно к нему приближается фигура в черной котте, и я узнаю Тэлуфинвэ. Они обмениваются несколькими словами и обнимаются. Потом открываются врата, и мой лорд делает шаг внутрь.

***

Последний приказ лорда – оставаться здесь и ждать, но я не могу. Я пересекаю поле, минуя войско, и в этот момент громовой голос со стен башни Ангамандо возвещает, что лорд Куруфинвэ повержен в поединке с Моринготто.

Я иду вперед. Кто-то кричит вслед: «Лучница! Куда ты! Лучники на левый фланг!», но я не очень понимаю, что обращаются ко мне. Вокруг отдают какие-то команды, выносят раненых, кто-то собирает стрелы. Врата открываются. Телуфинвэ, последний из сыновей Феанаро, шагает вперед, обнажив клинок. Врата захлопываются за ним, оставляя на земле перед воротами тело моего лорда.

Не помню, как я срываюсь с места и подбегаю, не помню, как тащу его прочь от ворот, не помню, кто потом подхватывает его, не помню, с кем мы несем его мимо нашего войска, не помню, кто спрашивает меня, жив ли он, и не помню, что я отвечаю – но вот тело моего лорда лежит на траве Ард-Гален, и его окружают последние из оставшихся верных. Вот появляется леди Иримэ и склоняется над ним.

Они все сделают правильно, думаю я. Беру лук и стрелы и иду вперед.

Все сыновья Феанаро мертвы, а значит, Клятва не может быть исполнена, - но какой-то голос внутри меня звучит, требуя, чтобы Враг был повержен, и я не желаю просто смириться с тем, что мой лорд был убит.

Я возвращаюсь к нашим войскам. Не знаю, куда и к кому мне примкнуть, ведь я не смогу больше служить ни одному из живущих ныне. Наверное, нужно просто встать рядом с лучниками и стрелять. Но мне непонятно, что происходит на поле, - все стоят, разбившись на отдельные отряды и как будто ждут чего-то.

- Почему мы не вышибаем ворота? – спрашиваю я.
- У нас больше нет тарана, - отвечает кто-то. – Балроги вышли из ворот, когда мы били в них, мы бежали, тем временем таран втащили внутрь.

Валараукар здесь, верно. Перед воротами Ангамандо огромная рогатая фигура, полыхающая красным.

- Бросаю вызов любому из вас, - доносится его мощный голос. – Кто готов сразиться со мной?

Ряды мнутся. Спустя несколько минут кто-то выходит вперед. Я не успеваю даже заметить, из какого народа вызвавшийся воин, как он падает, сраженный. Валараукар вновь повторяет вызов. Тишина.

Я обвожу взглядом войска, вглядываясь в стяги эльфийских лордов, но больше никто не выходит вперед. Мне мучительно стыдно.

- Неужели некому принять вызов? – кричу я в отчаянии, обращаясь к ним.
- Может, кто из ваших лордов примет, - говорит какой-то атани, оказавшийся рядом. – С нами-то они и драться не станут… Мы же для них так, тьфу…

Войска недвижимы.

- Нет храбрых, готовых сразиться со мной? – издевательски хохочет валараукар.

Я еще раз оглядываюсь. Зрение словно расплывается, и я не узнаю знамен, не понимаю, каким домам и лордам они принадлежат. Чувствую, как волна жгучего стыда затапливает меня. Так не должно быть.

Словно во сне, я отстегиваю колчан со стрелами, отшвыриваю его вместе с луком и иду к воротам, еще не до конца осознавая, что я делаю.

- Меня зовут Туилиндэ, я верная лорда Куруфинвэ Атаринке из Первого Дома, и я буду биться с тобой, - выкрикиваю я, остановившись перед валараукар, который, похоже, удивлен. – У меня обычный меч и нет никакого доспеха, но я все равно буду биться с тобой!

Войска за моей спиной кричат.

Вне сомнений, мне не выжить. Сколько ударов нужно нанести, чтобы повергнуть валараукар? Я не помню. Я помню, что они страшно сильны и именно благодаря им были взяты многие крепости. Я помню штурм Химринга, красный дым, зловещую фигуру – и свой страх. Но сейчас страха нет, потому что стыд и ярость выжгли его дотла.

Я видела, как мой лорд побеждал такую тварь.

Меч валараукар сверкает. Удар, еще удар. Войска кричат. Я ослеплена даже не яростью, а белым холодным гневом. Второй удар наношу в голову между рогов, запоздало вспоминаю, что это бесполезно.

Еще удар. «Это – за моего лорда, - повторяю я про себя. – А это - за лорда Туркафинвэ…»

Валараукар бросается вперед, мы схватываемся вплотную, я хватаю левой рукой меч врага за гарду, правой наношу ему удар. Это за Феанаро. Он тоже достает меня, понимаю, пошатнувшись, - но все еще не падая.

Несколько долгих мгновений мы стоим, вцепившись друг в друга, а затем валараукар вдруг рушится всем своим огромным телом. Я стою над ним, оглушенная ликующим ревом войска за спиной.

- Кто-нибудь еще желает драться со мной? - кричу я темным тварям, что столпились возле ворот, и они распахивают створы, и я успеваю заметить прямо перед собой разверстую драконью пасть, а потом в лицо ударяет ярчайшее пламя, и мир становится нестерпимо сияющим. Вековечная Тьма ждет меня, но нет Силы, что заставит меня сожалеть о себе или о совершенном.

В том клянемся мы тебе, Эру Всеотец
И пусть Вековечная Тьма ляжет на нас,
если не выполним эту Клятву.
Tags: все прочее литерату, ролевое
Subscribe

  • (no subject)

    Ах, божечки!! Йолаф нашел раритетное видео 18-летней давности: мы с Лорой и Тошей поем еще не до конца дописанную "Жанну". Местами там черновые…

  • Жанна

    Вчера сходила на «Жанну» в новом составе и посмотрела наконец из зала 😊 И она была отличная! Музыки в этот раз было победнее, чем в первый раз…

  • Музыкальные новости

    Музыкальные новости. Во-первых, мы открыли сбор средств на аудиозапись оркестровой версии Жанны. Так что камон, все кто говорил "запишите…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • (no subject)

    Ах, божечки!! Йолаф нашел раритетное видео 18-летней давности: мы с Лорой и Тошей поем еще не до конца дописанную "Жанну". Местами там черновые…

  • Жанна

    Вчера сходила на «Жанну» в новом составе и посмотрела наконец из зала 😊 И она была отличная! Музыки в этот раз было победнее, чем в первый раз…

  • Музыкальные новости

    Музыкальные новости. Во-первых, мы открыли сбор средств на аудиозапись оркестровой версии Жанны. Так что камон, все кто говорил "запишите…