Ё-вин (e_vin) wrote,
Ё-вин
e_vin

Categories:

Губернск, 1812


Действие третье. Победа.

Приняв сие решение, Луиза резко развернулась и столкнулась (что же поделать, если она постоянно с кем-то драматически сталкивалась) с генералом Фрианом.
- Так что же, генерал? – спросила она, прямо взглянув ему в глаза. – Вы по-прежнему удерживаете меня здесь? А если я скажу, что хочу уехать одна? Без всякого сопровождения, зато немедленно?
- Могу я спросить о причинах столь поспешного отъезда?
- Нет, не можете.
- Мадемуазель… - генерал покачал головой. – В таком случае ответьте мне на другой вопрос. Идемте.
Он повел Луизу вниз, к берегу озера.
- Я вас слушаю, - надменно сказала Луиза.
- Скажите мне правду. Вы – принцесса из династии Бурбон?
- Да вы что, сошли с ума? Наслушались сплетен дворовых девок?
- Видите ли, у меня есть свои источники… Отнюдь не дворовые девки. Эти источники совершенно однозначно указали на вас.
- Назовите мне эти источники! – воскликнула Луиза.
Генерал молчал, глядя в землю.
- Послушайте, я никак не могу быть принцессой, - сказала Луиза. – Я слишком известна под собственным именем, чтобы выдавать себя за кого-то еще. У вас в армии есть офицеры, которые… которые могут это подтвердить. И зачем вам вообще, в конце концов, принцесса?
- Это секретная миссия, - сказал генерал, прищурившись.
«Кругом секретные миссии», - подумала Луиза и искоса глянула на Фриана. Он отвернулся. Кажется, этот вояка немного смущался ее общества.

Луиза припомнила, как некоторое время назад некий молодой итальянский офицер, предложив ей прогулку, настоятельно расспрашивал ее, как она относится к генералу Фриану и нравится ли он ей. То ли городские сплетни обрели полную автономность существования, то ли подчиненные Фриана пытаются самостоятельно устраивать его любовные дела. Ее это позабавило, и, вспомнив об этом, Луиза улыбнулась, но тут же посерьезнела:

- Хорошо. Я предлагаю следующее. Давайте совершим обмен. Мне известна личность принцессы. Я назову вам ее. А вы за это выпустите меня из города. Идет?

Генерал после паузы кивнул и уставился в упор на Луизу.

- Принцесса… (Луиза вздохнула)
Ну что ж, надо уже, наконец, что-то сказать.

- Принцесса скрывается в свите графа Калиостро и выдает себя за итальянку. Она называет себя Лоренцой.
Генерал моргнул.
- Лоренца??!
- Лоренца!
- Вы утверждаете, что Лоренца – французская принцесса?
- О да! – гордо сказала Луиза. – Теперь вы меня выпустите?
- Разумеется, слово чести, - сказал генерал. – Но сперва я должен найти какое-то подтверждение вашим словам. Оревуар, мадемуазель.
- Ваше недоверие оскорбительно! – воскликнула Луиза. – Прощайте! Надеюсь, мы больше не увидимся!
И она гордо удалилась.
Оставался лишь один, последний выход.

На окраине города, неподалеку от заставы, раскинулся цыганский табор, который Луиза приметила еще в первое свое сюда путешествие. Разумеется, ей припомнились по дороге все страшные истории о цыганах, какие только довелось слышать, но больше идти было некуда. Следовало рискнуть.

Табор обедал. Она мельком оглядела сидевших у костра женщин в пестрых юбках, мужчин в красных рубахах, и храбро подошла к костру. Кто-то присвистнул.
- Добрый день, - улыбнулась Луиза. – Я недавно слыхала, как вы поете на площади… Очень красиво… Я сама певица, я понимаю…

- Проходи коли пришла, - сказала какая-то женщина, видимо – главная среди цыганских дам. – Чаю нашего цыганского хочешь?
- Спасибо, не откажусь.
И вот уже Луиза сидела среди цыганок с кружкой крепкого чая и объясняла:
- Мне совершенно необходимо попасть в расположение русских! К русским гусарам, понимаете? Ведь вы наверняка знаете, где стоит их лагерь!
- Может, и знаем, - пожала плечами цыганка. – А зачем тебе?
- Ах, мне так нужно покинуть город, но меня не выпускают… А у вас наверняка есть… какие-нибудь тайные тропы…
- Может и есть… Что ж, это у тебя – дело жизни и смерти?
- Так и есть! Жизни и смерти.
- Хм… - цыганка задумалась. – А чем заплатишь?
Тут Луиза несколько растерялась, вспомнив, что у нее совершенно нет денег. После пресловутого проявления духа взаимовыручки русского дворянства Мишель вручил Луизе изрядную сумму «на булавки», но, привыкшая к беспечной парижской жизни и вниманию поклонников, Луиза весьма легкомысленно отнеслась к русским банкнотам и расшвыривала их направо и налево, не задумываясь. И вот теперь, когда они были необходимы…
- Денег у меня нет, - сказала она. – Может, возьмете ожерелье? Или серьги?
- Ты говорила, петь умеешь? – улыбнулась цыганка. – Ну так спой нам. Коли понравится, поможем. А не понравится – уж извини.

И тут же Луизе подали цыганскую гитару, непривычно маленькую, в три четверти обычной, и она запела русский романс, услышанный когда-то на одной из перекладных станций по дороге в Петербург:

Мы были молоды с тобой,
Так счастливы мы были,
Нас окружавшею весной
Так горячо любили…


Застава была рядом и, должно быть, ее голос доносился и туда. Луиза искренне надеялась, что д’Эрбле уже сменился.

Двурогий месяц наводил
На нас свое сиянье,
Я ничего не говорил,
Боясь прервать молчанье…


Должно быть, она совершает глупость, - мелькнула мысль. Ведь если она покинет город, то уже не сможет вернуться. Может быть, еще не поздно?..
Но воспоминание о графине Черниговской сразу охладило пыл. Нет, нет, назад дороги нет. Все кончено.

- Нравишься ты нам, - сказала цыганка после того, как Луиза допела. – И поешь хорошо. Мы тебе поможем. Только переодеться придется.
- В цыганку?
- А ты как думала?
И вот Луиза уже облачалась в цыганскую юбку, снимая драгоценности и газовую накидку. Волосы спрятали под пестрым платком, на декольте набросили цветастую шаль.
- Спросят что – молчи, - инструктировала цыганка. – Глаза в землю. Мы, если что, отбрешемся, скажем, что немая. Поняла?
- Поняла.
- Ну тогда пошли. Иди сюда, в середину иди…
- Ай, что-то скучно стало, - громко сказала одна из цыганок.
- Ай сходить что ли, пройтись-погулять? – подхватила другая.
Цыганские мужчины лишь проводили процессию безразличными взглядами – видимо, этот фокус проделывался далеко не впервые.
Цыганки (и Луиза между ними) неспешно подошли к шлагбауму и, о чудо, патруль бровью не повел. Очевидно, цыгане настолько примелькались здесь, что никто всерьез не интересовался их перемещениями.
- И часто вы так делаете? – прошептала Луиза, когда шлагбаум скрылся за поворотом.
Цыганка загадочно улыбнулась.
- Иногда бывает. Ты скажи мне вот что: сколько нам тебя ждать, чтобы обратно провести?
- Обратно мне не нужно! – с горячностью сказала Луиза. – Не ждите.
- Ай, смотри, точно ли?
- Точно!
- Ну гляди, тебе решать!

Лагерь русских гусар раскинулся широко. Прямо посреди лагеря громоздились лафеты пушек, за ними – какие-то тюки и корзины с провизией с провизией, а на поваленном дереве в живописном беспорядке были разложены пистоли и сабли. За деревом валялись полные и пустые бутыли шампанского. На опушке поляны отдельным лагерем стояли маркитанты (их тележку Луиза не раз видывала на улицах Губернска).

У гусар как раз было построение. Вдоль строя прохаживался полковник, а гусары, расправив плечи и молодцевато выкатив грудь, вращали глазами вправо-влево, вслед за перемещениями командира. Последний в шеренге (почему-то не в гусарском мундире, а в незнакомой Луизе форме) украдкой доставал бутылку шампанского и отхлебывал всякий раз, когда полковник поворачивался к нему спиной.
- Однако после этого действия мы никак не можем полагаться на благородство нашего противника! – на последнем слове полковник резко обернулся, и бутылка шампанского как по волшебству исчезла.

Полковник скосил взгляд на Луизу и непроизвольно поднял бровь.

- Прошу прощения, мадемуазель, с кем имею?..
- О, полковник, - сказала Луиза с улыбкой. – Я к вам в гости. Я Луиза Жермон, певица, проездом из Франции.
- Луиза Жермон! – оживились гусары.
- Ведь вы нам споете? – понеслось из-за спины полковника.
- Богиня!
- Симпомпончик!
- Отставить! – скомандовал полковник, поморщившись. – Мадемуазель, чем я могу быть вам полезен?
- Ах, мне необходимо покинуть вашу страну. - сказала Луиза. – Вы не представляете, сколько я вытерпела лишений! Этот генерал Фриан, даром что мой соплеменник…
- Мадемуазель, нам здесь уже известны манеры генерала Фриана, - кивнул полковник. – Не далее как сегодня он отдал приказ о расстреле пленного, отказавшись произвести обмен!
- Неужели этого несчастного расстреляли?
- Да, майора Азарова.
- Майора Азарова! – воскликнула Луиза и вдруг с изумлением обнаружила, что смотрит прямо на майора Азарова, который, судя по всему, находился в полном здравии и как раз пил шампанское прямо из горлышка.
- Да, расстреляли, но по счастью, ружья дали осечку, - сказал полковник. – Благодаря этому везению майор избежал смерти, и ему удалось бежать. Но мы отвлеклись. Касаемо вашей просьбы - я сожалею, мадемуазель, но я не обладаю ресурсами, необходимыми для ее исполнения.
- Как?!
- Я не могу отпустить вас одну. Все-таки до Петербурга триста миль, и дороги нынче небезопасны. А возможности выделить эскорт у меня нет. Сами видите, все люди наперечет.
- Что же мне делать?
- Я могу предложить пока остаться у нас до появления оказии. Хотя вряд ли вы привыкли к походным условиям…
- Нет-нет, меня устроят походные условия, - с поспешностью заверила Луиза. – Я подожду вашей оказии.
- Хорошо. Тогда… - полковник обернулся, критическим взглядом осматривая гусар. – Тогда… Пашитов! Поручаю мадемуазель Жермон вашим заботам.
- Какая встреча, мадемуазель! – к Луизе подбежал давешний знакомец – Орест Пашитов, романтический юноша, пламенно желавший сражаться вместе с гусарами. Похоже, что он достиг своей мечты. Теперь на нем был гусарский мундир, и счастливый Пашитов прямо-таки излучал неземное сияние.
- Рада вас видеть, месье, - обрадовалась Луиза. – И вы здесь!
- Видите, моя мечта сбылась! – гордо сказал Пашитов. – Я теперь в строю!
- Примите мои поздравления. Надеюсь, вы расскажете мне про ваши боевые подвиги?
- С удовольствием!

И Пашитов принялся рассказывать. Из его рассказа выходило, что боевые действия ведутся весьма активно. После боев уже несколько раз проводился обмен пленными, однако в последний раз генерал Фриан отчего-то заартачился и отдал приказ о расстреле майора Азарова.

Ключевым моментом повествования стал исполненный драматизма эпизод по отбиванию обоза с шампанским. Как Луиза смогла понять, обоз изначально был французским, потом его отбили русские, потом он, кажется, опять оказался в руках французов, в общем, обоз с шампанским переходил из рук в руки несколько раз, и чем история завершилась, осталось неясным, но, судя по декорациям лагеря, гусары в шампанском недостатка не испытывали.

- Значит, вы счастливы!
- О, счастлив ли я! О, мадемуазель, да ведь исполнилась мечта моей жизни!
На Пашитова было приятно смотреть, но все же отвлечься до конца от грустных мыслей Луиза не могла. Ни шампанское, ни невинное кокетничанье с гусарами не приносило прежней радости и, поймав себя на том, что она, словно часовой на посту, меряет шагами лагерь, Луиза решительно заставила себя сесть. Неправильно было уехать, не оставив прощальной записки. Единственная бумага, которая нашлась у Луизы в сумочке, была подорожная грамота на имя Каролины де Марк. Что ж, это будет даже символично. Перевернув грамоту обратной стороной, Луиза, не задумываясь, начеркала:

Не ищите меня, я оставила Губернск. Прощайте. Луиза.

Записку взялись передать маркитанты. В качестве платы Луиза, скрепя сердце, отдала духи – подарок Мишеля. В конце концов, пора избавляться от его подарков, слишком тяжело будет вспоминать о том, кем они были подарены.

Маркитанты ушли, тут гусарская труба вострубила, и полк бросился строиться. Пашитов, получивший какое-то особенное задание, извинился и тоже куда-то делся, и вскоре Луиза осталась одна в пустом лагере. Издалека доносились звуки труб, она сидела перед потухшим костром маркитантов в глубокой задумчивости.

- А как же вы выбрались из города? – Луиза очнулась от грез и обнаружила, что ее с любопытством разглядывает маленькая девочка – видимо, младшая дочка многочисленного маркитантского семейства.
- Это большая, большая тайна, - сделала Луиза большие глаза.
- А где же все ваши вещи?
- Остались в городе.
- Как же вы будете спать? – удивилась девочка.
- Уж придется что-нибудь придумать, - улыбнулась Луиза.
- Послушайте!
Луиза повернулась.
- Послушайте, это наверное, вы – дама в голубом?
- Что?! – недоуменно переспросила Луиза.

Перед ней стояла какая-то незнакомая, рыжеволосая и довольно растрепанная девица, одетая в черное. Видимо, она была близорука и потому прищуривалась, разглядывая Луизу довольно пристально.

- Я сама ничего не понимаю, - растерянно сказала девица. – Но у меня тут письмо, и я думаю, это вам. Ведь это вас зовут Луиза?
- Да, меня, - Луиза выхватила письмо из ее рук. – Кто вам его передал?
- Ах, какой-то господин в городе… он очень ждет ответа…

Не слушая дальнейших пояснений, Луиза уже разворачивала письмо. Рука ее дрожала, и она чуть не расплакалась. Письмо было написано стихами.

И все же, будьте столь великодушны
Ко мне, - простите, нежный ангел мой…


- Ах, Мишель! – вскричала Луиза.
- Ну что? Ну что? Что мне ему передать?
- О, Мишель!
- Мадемуазель, - сказала девица пламенно, – Я ничего не знаю ни о вас, ни о нем, но, что бы он не совершил, о какой бы ошибке не шла речь - умоляю, будьте снисходительны. Он…
- Что «он»?! – схватилась Луиза за сердце.
- Он выглядит таким… таким…
- Каким?
- Таким покинутым! О, если бы вы видели, как он там мечется у заставы! Ах, мадемуазель, на это положительно невозможно смотреть!
- О, Мишель!
- Что же мне ему сказать, мадемуазель?
- Скажите ему… скажите…
И Луиза, не находя никаких слов для ответа, протянула девице Кружевной Платок*.

- Ах! – вскричала девица с благовейностью, – Мадемуазель, как я польщена вашим доверием! Я буду бежать! Я буду вашим крылатым вестником! Я передам его немедленно! Ждите, и я вернусь!

Что сказать дальше? Дальше было ожидание, скрашенное возвращением бравых гусар с полной викторией и пленными. Среди пленных Луиза заметила и Валентина де Порто, и Рене д’Эрбле, но после беседы у шлагбаума Рене не вызывал у нее желания к разговору, а Валентин никаких разговоров не желал сам.

Лагерь был полон людей, гусары пили шампанское и запальчиво обсуждали с пленными подробности последней баталии, маркитанты пересчитывали свои припасы, тут же бродили девицы легкого поведения и… (Луиза не поверила своим глазам) графиня Черниговская собственной персоной, и с нею же – принцесса!

- Не могу поверить, мадам! – сказала Луиза, приблизившись. – Вы? Неужели вы тоже участвовали в маскараде?
- О да, - ответила графиня. Судя по некоторому беспорядку причесок и костюма, дамы проделали тот же путь, что и сама Луиза. – Господин Пашитов был так любезен!
- Пашитов?
Только тут Луиза обнаружила, что цыган в зеленой рубахе, стоящий рядом с ними, был переодетый Пашитов. Он уже с хохотом снимал рубаху, под которой находился гусарский мундир.
- Пашитов вывел нас из города, - сказала графиня. – Крайне любезный молодой человек!
- Мадам, но что же вы собираетесь делать дальше? – поинтересовался кто-то из военных.
- Дальше мы собираемся причесываться, - с достоинством ответила графиня. – А вы, мадемуазель, я вижу, решили оставить Губернск?
- О… - Луиза потупилась. – Я… знаете, мадам, хоть вы и не доверяли мне все это время, но поверьте, я на вашей стороне.
- Приятно слышать. Ну так что же, вы уезжаете? Или возвращаетесь?
- Я…
Луиза обернулась и увидела торопившуюся к ней девицу в черном платье. Глаза девицы сияли, и сама она выглядела посланцем высших сил, а в ладонях, словно голубя, она благовейно несла Белый Цветок.**
- Возвращаюсь, графиня, - с блаженной улыбкой произнесла Луиза.
- Ах, молодость, молодость, - покачала головой графиня и затаенно вздохнула. – Возвращайтесь уже к нему, иначе он сойдет с ума и выпьет все запасы алкоголя в городе.


***

Писать осталось недолго. Собственно, осталась счастливая встреча влюбленных; Луиза при первой же оказии вернулась в Губернск, Мишель ждал ее у заставы, и после состоявшегося примирения Луиза поведала о своем маскараде и бегстве принцессы и графини.

- Мон шер, боюсь, вы упустили принцессу, - сказала она.
- Луиза, я просто осел! – сказал Мишель. – Но мне не пришла в голову мысль о том, что можно было бы переодеться… Да, похоже, я все провалил… Но хотя бы инкогнито я сохранил…
Луиза не выдержала и расхохоталась.
- Вы ничего не помните?! – сказала она. – Простите мой смех, но надо было видеть, с каким пафосом вы восклицали о вашем титуле на всю гостиницу!
- Я сказал?! – сконфузился Мишель. – Боже мой! Это Амос Федорович… я не мог ничего сделать, понимаете… первый тост был за государя императора… я просто не мог отказаться… а потом – за победу русского оружия… и тоже, понимаете… как же отказаться? А потом…
- Ладно, довольно об этом…
- Хорошо. Я это как-нибудь улажу, насчет титула… И знаете, я подумал: пусть они едут, принцесса и княгиня Трахтенберг. У нее гораздо лучше получится сопроводить принцессу, чем у меня. Она, знаете, такой цербер…
- Это точно.
- Я ей написал бумагу… Одним словом, я не еду в Петербург.
- Не едете? А куда же вы едете?
- Мы едем.
- Куда мы едем?
- Нет, сначала мы венчаемся.
- ЧТО?!
- Я уже все решил!
- Но ваш дядя…
- Я напишу ему письмо. Пора признать: я не гожусь на ту роль, на которую меня предназначила судьба. Я объясню это дяде.
- Но…
- Никаких «но», Луиза.
- То есть вы делаете мне предложение?!
- Да! Луиза, будьте моей женой!
- Я…
- Да или нет?
- Я…
- Ну же!
- Да!


Эпилог

Мишель и Луиза обвенчались тайно, в присутствии немногочисленных свидетелей и растрогавшейся донельзя мадам Нуар, которая до последнего момента не подозревала, кем был ее неблагонадежный постоялец. Венчанию сопутствовали огромные трудности и чужие козни, и, честно говоря, до последнего момента Луиза была уверена, что свадьба не состоится, однако она все-таки произошла.

Графиня Черниговская, она же княгиня Трахтенберг, отбыла, сопровождая принцессу, в карете графа Калиостро. Позднее, благодаря мемуарам графини, прояснились некоторые моменты нашей истории:
Помня о том, что Михаила Константиновича надо спасать от его неподобающей страсти, я сообщила французскому генералу, что французская принцесса - скорее всего эта певица в голубом, а вице-губернатору - что это французская шпионка, которую надо отдалить от петербуржца, ибо его жизнь запросто может быть в опасности. Кроме того, это помогало выиграть время, отводя подозрение от поисков настоящей принцессы.

Генерал Фриан, который так и не нашел настоящую принцессу, встречался с Луизой еще раз. Он пришел к ней, израненный после очередной баталии, и долго молчал, а потом попросил спеть, и Луиза исполнила для него один романс. После этого несчастный Фриан рухнул как подкошенный, и вскоре скончался от ран. На смертном одре он написал бумагу, которая содержала разрешение на выезд для Луизы Жермон и двух сопровождающих по ее выбору.
Городская молва утверждала, что генерал скончался прямо на руках у Луизы (хотя это не было правдой), и что генерал был влюблен в Луизу, но не нашел сил объясниться (было ли это правдой, мы не можем знать).

Рассеянная рыжеволосая девица, ставшая добрым вестником, вскоре повстречалась с Луизой еще раз и была беспримерно счастлива: оказывается, будучи посредником чужой любовной истории, она имела собственную, которая завершилась благополучно: она вышла замуж за майора Азарова, того самого, который спасся от расстрела благодаря Кружевному Платку.

Ах да. Примечания.

*Кружевной Платок – второй закон водевиля, знак истинной любви, который может быть вручен дамой своему избраннику единственный раз за игру и способен защитить обладателя от смерти.

**Белый цветок – третий закон водевиля, примерный аналог Кружевного Платка, вручается мужчиной его избраннице.

На этом наша история считается завершенной. О судьбе прочих лиц, упомянутых в этом тексте, Луизе мало известно, но все они встретились еще раз – следующим утром на городской площади, когда город Губернск покинули французские войска и под торжественный марш в него вошли русские гусары.


КОНЕЦ.
Tags: ролевое, творчество
Subscribe

  • Немного о размерах порции

    Только что тов. К явил чудеса коммуникации и накормил блюдом, которое мы заказали на двоих, сидевшую за соседним столиком канадско-итальянскую семью…

  • Охрид и окрестности

    Мне здесь очень нравится. Здесь мило, дружелюбно и нежарко. Почти половина людей вокруг - туристы, они днем и ночью бродят повсюду. Многие из…

  • Ещё фотки

    Ещё македонских фоток. Ресторанный кот Чучелко Черепаха в горах Вид на Охрид Собака резвится Тов.К и внезапно ворвавшаяся в ресторан…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Немного о размерах порции

    Только что тов. К явил чудеса коммуникации и накормил блюдом, которое мы заказали на двоих, сидевшую за соседним столиком канадско-итальянскую семью…

  • Охрид и окрестности

    Мне здесь очень нравится. Здесь мило, дружелюбно и нежарко. Почти половина людей вокруг - туристы, они днем и ночью бродят повсюду. Многие из…

  • Ещё фотки

    Ещё македонских фоток. Ресторанный кот Чучелко Черепаха в горах Вид на Охрид Собака резвится Тов.К и внезапно ворвавшаяся в ресторан…