August 8th, 2014

maria

а пять-то старушек уже рубль

Я устроена так, что все, что меня сильно огорчает и кажется неправильным, либо должно быть исправлено (или уничтожено), либо я должна перестать огорчаться и примириться с ситуацией. Я не могу жить в постоянном огорчении только потому, что мир вокруг несовершенен. С политикой трудно, потому что это как раз тот случай, когда глобально я не согласна, но изменить не могу, поэтому не считаю нужным об этом рассуждать.

Вот кстати, вчера пришлось пьяного в метро ударить. Ничего такого, просто меня страшно раздражает пьяная навязчивость :)

И вот о чем я думаю. Никогда не относилась к людям, которые оправдывают поведение пьяных тем, что пьяный человек как бы на самом деле и не он. То есть существует какой-то хороший добрый человек, который выпивает - и в нем поселяется Древнее Зло. Мне-то кажется, нет никакого Древнего Зла, просто есть в каждом человеке какие-то скрытые айсберги, которые он в обычное время стесняется или не желает проявить, а тут вот, пожалуйста.

Поэтому я считаю, что ситуации всякого жесткача, в которых миру является темная сторона человека, - это очень важный способ понять об окружающих людях то, что раньше не приходилось. Можно ведь всю жизнь знать человека - и не узнать его.

Одно не могу пока понять: является ли постоянная работа над контролем своей темной стороны духовным подвигом? Или это означает неискренность? Вот ты скрываешь всю жизнь свою тихую ненависть к старушке-соседке, вежливо с ней здороваешься, а потом напился пьян и обматерил ее, что из этого было более мерзким - что ты скрытничал годами, или что наконец проявил свое отношение?