February 1st, 2007

kniga

читаю воспоминания москвичей прошлого столетия

Помню характерную сцену, свидетелем которой я был в маскараде: элегантный господин во фраке, с обязательным цилиндром на голове, вбегая из коридора по лестнице в бельэтаж и споткнувшись, чуть не упал. Это показалось смешно другому господину, стоявшему на площадке бельэтажа, он громко расхохотался и крикнул: "Ну-ка! Еще!" Но не успел он договорить этой фразы, как упавший в два прыжка подскочил к нему и дал ему звонкую пощечину. Тот растерялся, а элегантный господин спросил: "Угодно еще?", на что побитый резонно, но очень обиженно, ответил: "Не надо", и ушел.

(с) Н.В. Давыдов, "Москва. Пятидесятые и шестидесятые годы XIX столетия".
waterhouse

На восемнадцатой странице слово стало мясом и задушило читателя

Вот, кстати, насчет блондинов давно хочу сказать. То есть просто надо уже сорвать покровы и признаться как на духу. А то можно подумать, будто дно морское кишит иезуитами.

На самом деле я всю жизнь влюблялась исключительно в брюнетов.

Блондины - это мой личный миф. Героический эпос. Как "Илиада".