Ё-вин (e_vin) wrote,
Ё-вин
e_vin

Categories:

Конец Света-3. Про моего персонажа


Трудная роль получилась.

Основным противоречием моего персонажа было то, что она подчинила свою жизнь единственному смыслу – тайной помощи партизанскому подполью, одновременно с этим совершенно не понимая, что такое свобода и не зная, что такое быть свободной.

Это была молодая девушка, рожденная и выросшая в рабстве, не видевшая никакой другой жизни. Я бы сказала, сломанная – но это не так, она не была сломанной, она была… Ближе всего, наверное, будет сказать «перегоревшей».

Звали ее Сбруя (клички нам давали хозяева; мои хозяева были из вастацкого рода Коня, поэтому долго не ломали голову и назвали всех рабов «по-лошадиному»: Сбруя, Грива, Копыто, Ухо, Попона…). Настоящее имя тоже было, но его все равно никто не знал, так что не важно.

Когда Сбруя была ребенком, ее мать убили свои же рабы за предательство: мать Сбруи выдала имена готовивших восстание (она сделала это потому, что хозяева пригрозили убить ее дочь). Сбруя выросла в страхе и одиночестве, боясь всего - боли, страданий, наказаний, других рабов, боясь и избегая любых привязанностей, чувствуя вину за смерть матери. Долгое время страх оставался для Сбруи единственной движущей силой, а потом этот страх перегорел в равнодушие ко всему. Это был, видимо, такой способ выживания: перестать чувствовать что-либо и научиться изображать.

Я долго думала, как и почему такой персонаж мог согласиться помогать партизанам. Тут точно не было никакой идеологии, не было желания «сбросить ярмо», Сбруя не хотела этого, потому что не представляла, как можно существовать иначе. Она вообще не знала, как можно чего-то хотеть. Единственное, что у нее вообще сохранилось – это холодный рассудок, который помогает выживать и подсказывает: изобрази страх, продемонстрируй покорность, покажи то, чего от тебя ждут. Все это на самом деле не имеет значения, ничего не имеет значения, ты ничего не чувствуешь, а значит, тебе не больно.

Такая эмоциональная опустошенность лишает тебя всего человеческого. И согласие помогать партизанам – это была попытка придать своему существованию хоть какой-то смысл. Ну и что-то вроде дани памяти.

В общем, на игре мой персонаж был бесконечно одинок. Единственным реальным смыслом моей жизни была функция: не палиться и быть эффективной в деле помощи подполью. Про меня не знал никто, кроме командира партизанского отряда.

Я провела всю игру в изоляции, не имея возможности довериться вообще никому, чтобы оставаться вне подозрений. Чтобы заработать хорошее реноме у хозяев, я стучала на других рабов и никогда не поддерживала никаких крамольных разговоров. Одновременно с этим я тайно добывала коней, оружие, еду и реликвии для партизанского отряда, скрывающегося в здешних лесах.

Меня никто не любил и не считал своей. Короче, сыграла абсолютную функцию, направленность на одну цель – стать маленьким камешком в колесе механизма. Ни на что большее я не претендовала.

У нас получилось это сделать: партизане смогли выжить и пробиться на юг, добраться до эльфийской армии и попросить о помощи. Поэтому финалом игры стал приход эльфов и освобождение рабов. Когда эльфы спросили, готовы ли мы принять жизнь свободных людей, я ответила, что нет: я, наверное, не смогу.

Короче, печальная и довольно безнадежная история, но персонаж крутой. Теперь у меня что-то вроде токсикации собственными эмоциями, которые не могли найти выход на игре. Ааааа.

Я, кстати, не взяла ни одного черепка ненависти.
Tags: ролевое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments