Ё-вин (e_vin) wrote,
Ё-вин
e_vin

Categories:

Красный Террор - 2

И немедленно подробней о персонаже. Господи, я только что поняла, про что в действительности была эта история. Я, кажется, играла в "Лабиринт Фавна".


Мой персонаж, Лиза фон Келлер, была дочерью директора Александровского училища.

Мелкое дворянство, среди них было великое множество попавших в жернова революции. Папеньку в первые месяцы революции расстреляли - скорей всего, без серьезных причин, как и многих других. Я вообще-то не думаю, что самой Лизе грозило что-то серьезное, все-таки не царская семья. Но у нее в сознании (18 лет, голова полна романтичными бреднями) вся эта история трансформировалась в сюжет "принцесса в беде". Дальше Лиза жила внутри этого сюжета, домысливая всякие зловещие подробности: ее наверняка ищут, по следу идут, нужно сменить имя, нужно скрываться, и так далее.

Она ушла из дома и добралась до Петрограда со странной целью: разыскать знамя отцовского училища, которое во время обыска было реквизировано. Потому что папа говорил, что знамя - это символ. Знамя полка всегда надо спасать.

Ну и дальше началась история Лизы Петровой.

У меня было две завязки (третья не сыграла, т.к. игрок не заехал). Первая - собственно, квест с поиском знамени. Я полагала, что знамя лежит где-нибудь в ЧК, опечатанное семью печатями, и представляла, как всю игру буду его драматически добывать, запалюсь, попаду в замес с ЧК, а уж дальше всякое. Однако, квест со знаменем завершился скоропалительно и нелепо: томимая мыслями о знамени, прихожу я в столовую №1, и вдруг вижу, что на спинке одного из стульев висит что-то зеленое бархатное. Обоже, это оно.

Я вынесла знамя в узелке и трепетно спрятала под подушкой. Увы, знамя не имело опознавательных надписей и символов, то есть это было просто зеленое полотно, обшитое золотой бахромой. Видимо, поэтому знамя в нем никто не опознавал, а при обыске, найдя его у меня под подушкой, чекисты не обратили на него внимания.

Вторая завязка была отличной. Это была история князя Андрея Волконского (который скрывался под чужим именем, изображая инженера) и его жены Ольги. У меня было детское воспоминание о том, как в нашем доме бывал молодой военный, князь Андрей, с красавицей женой. На игре я встретила их обоих, замес был в том, что князь считал свою жену умершей, а жена случайно выжила, но лишилась памяти и забыла вообще всё. Любые попытки что-то вспомнить вызывали у нее дичайшие головные боли и нервные припадки. Дальше я металась между ними, пытаясь устроить воссоединение и чтобы никто не пострадал, все было ужасно драматично и трогательно, со слезами, письмами и дневниками, падениями на колени, ахбожемой, она меня не простит, ахбоже, лизанька, кто этот человек. В общем, трогательнейшая история со внезапным хеппи-эндом. История Волконских закончилась утром субботы, потом их персонажи уехали за границу, и мне стало одиноко :)

Конечно, мне очень хотелось попасть в ЧК и поиграть там. Персонаж у меня был довольно незначительный и вряд ли мог заинтересовать чекистов, но на всякий случай я решила подготовиться. У меня был дневничок, в котором я описывала приезд в Петроград с упоминанием таинственного N, с которым я должна встретиться (на самом деле это был отцовский друг, тоже расстрелянный). В принципе, ничего особенного, но при желании можно трактовать и как встречу с неким агентом.

Чтобы уж совсем усугубить, я решила писать в дневничке стихи. Они были ужасно пафосные, как и подобает стихам восемнадцатилетней девицы. В стихах муссировалась тема зеленого знамени (ну, надо же было хоть куда-то про него вставить!). Увы, намек оказался слишком тонким :)

Барабан, ружье, колонна,
Вражья пуля метко бьет!
Но под знаменем зеленым
Марширует полк вперед.
Нас ведет не злая ярость,
Не возмездия печать,
Просто сердцем мы поклялись
Никогда не отступать...

etс, etс.

Короче, когда у нас в квартире случился обыск, и этот дневничок нашли, меня забрали в ЧК давать объяснения. Моя дура-девка упрямо твердила, что все написанное - это просто выдумка и литературный рассказ (что, конечно, звучало гораздо подозрительней, чем правда, но Лабиринт Фавна в голове работал вовсю, населяя окрестности чудовищами).

Однако, мне попались добрые чекисты, которые решили меня не плющить, а отпустить без заведения дела. И даже дневничок вернули.

Я грустно повздыхала, что жернова Молоха проехали мимо, потому что к тому времени мне было реально нечем заняться, кроме как упарываться в госпиталь.

И совершенно неждано-негаданно история с ЧК получила продолжение. Дело в том, что при задержании у меня забрали трудовую книжку и забыли вернуть, и я пошла за ней в ЧК. Этот маленький эпизод чуть не стоил мне жизни.

В приемной ЧК я столкнулась с персонажем Денны (и вот он был злой-презлой чекист, да еще и наркоман в придачу, который только что получил разнарядку на семь расстрелов).

Дальше было как в страшном сне: "Кто такая? Задержана!", я начинаю что-то лепетать про книжку, Денна приказывает меня обыскать, я в ужасе пищу "не смейте!" и отталкиваю чекистов (я же девица благородного происхождения), все наставляют на меня стволы и орут про рукивверх, дальше меня задерживают за сопротивление при задержании (!), и следующие полчаса Денна с налитыми кровью глазами, не сводя с меня ствол пистолета, орет и допрашивает, а я блею как овца. Добавляло драматизма еще и то, что персонаж Денны был моим дядей (о чем не знал, но я-то знала).

В общем, весь этот эпизод был клёвым, потому что цирк абсурда страшен своей непредсказуемостью: успешно избежать ареста, скрыть свое имя, происхождение, спрятанное знамя - и оказаться арестованной собственным дядей за то, что пришла за трудовой книжкой. Впрочем, до расстрела не дошло, все-таки на меня совсем ничего не было, поэтому меня со скрипом опять отпустили.

Дальше я играла в госпитале с переменным напряжением (раненые шли волнами после перестрелок, мы то метались как сумасшедшие между койками, то тупо сидели в пустом госпитале). Моделька хирургии, кстати, очень понравилась: оперировать нужно было приколотую к одежде пациента подушечку из ткани, внутри которой находилось несколько "пуль" или "осколков", их необходимо извлечь, не повредив "артерии" (наполненный кровью презерватив). Когда используешь настоящие инструменты (скальпели, пинцеты), да и время тикает, - это непростая задача.

Еще из важного в моей жизни была семья (моя тетя, к которой я вначале игры свалилась как снег на голову), и "соседи по квартире" - Софья Римская-Корсакова (Ксеняка) и ее дочь Ася (Нэл). Эпизод нашего знакомства был бесконечно милым. Я специально хотела, чтобы тетя ничего не знала обо мне до игры - хотела "приехать сюрпризом". И вот игра уже началась, я с пожитками являюсь по неизвестному адресу, ожидая самого худшего (какой-то окажется тетка?!). Тетя оказывается клевой, и квартира оказывается клевой, такая вся в кружевных салфеточках, с чашками и блюдечками, с самоваром, а на столе, как символ печальной судьбы российского дворянства, стоит букет засушенных роз. И еще на стуле спит кошка (это была местная кошка, она время от времени появлялась и исчезала по своим кошачьим делам, но в тот момент она была как нельзя более кстати).

Судьба Софьи Римской-Корсаковой и Аси проехалась по моей истории танком. Ася была моя ровесница, и мы сразу сдружились. Так у меня внезапно появилась подружка. Мы с ней говорили о поэзии, о гордости, о том, что такое последний рубеж, за который нельзя отступать, сплетничали про князя Андрея (то есть это я знала, что он князь, а Ася не знала, для нее он был просто незнакомым человеком, однажды благородно выручившим ее из беды). Ася влюбилась в князя, я это сразу поняла, и всячески уговаривала ее этого не делать (ведь я знала, что у князя есть жена, но, храня их тайну, не могла об этом рассказать даже Асе). В общем, Ася была печальная, пылкая и гордая натура, и было ее мучительно жаль, потому что это у меня в голове работал Лабиринт Фавна, трансформируя ужасную реальность во что-то менее болезненное, и это я могла прятаться и скрываться, а Ася - не могла. Я понимала, что она не сможет выжить, и это было невыразимо печально, потому что я не могла ей помочь.

Так и случилось: сперва арестовали Асю, потом ее каким-то чудом выпустили, но за это время успели арестовать ее мать, которая пыталась подкупить сотрудников ЧК. Потом за Асей снова пришли, и тут как раз меня забрали за компанию вместе с нелепым дневничком. Мы какое-то недолгое время сидели с Асей в одной камере, я пыталась ее подбадривать, но было ясно, что для нее все кончится очень печально и плохо, и так и произошло - ее расстреляли.

Что случится с Лизой фон Келлер дальше, мне не очень понятно. Возможно, князь Андрей и его жена сумеют как-то устроить для нее выезд - и это было бы лучшим вариантом. Если этого не произойдет, она будет продолжать жить в своем персональном Лабиринте Фавна с папиным знаменем под подушкой. Вероятно, в какой-нибудь момент ее арестуют за попытку помощи кому-нибудь из "политических" раненых в госпитале. А впрочем, кто его знает.
Tags: ролевое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments