Ё-вин (e_vin) wrote,
Ё-вин
e_vin

Category:

Поколение-4. Персонажный отчет (окончание)

Спасибо за игру всем кадетам, всем преподавателям, всем мастерам и игротехникам, а также незнакомому мне Владимиру из Владивостока, написавшую офигенную вводную для моего персонажа :)



Часть вторая.


Пришла почта. Известия с Земли. На Земле инициирован реферерендум, целью которого является ограничение прав биотиков.
Многие люди боятся биотиков. Это факт.
Новость вызывает у Дианы сильные эмоции. Это тоже факт, который нельзя игнорировать.

Вдох. Контроль. Цель.

***

- Кадеты. Я пригласила вас – тех, кто выбрал в качестве своего пути Контроль, - на это занятие вне расписания, потому что хотела бы обсудить с вами кое-какие новости. Мне не хотелось бы, чтобы вы обсуждали это с кем-то еще. По крайней мере, в ближайшее время. Если кто-то не хочет присутствовать, он может прямо сейчас уйти.

Никто не двигается.

- Хорошо. Я хотела бы ознакомить вас с одной новостью, после чего предложить вам принять участие в выполнении связанного с ней группового задания. Суть новости в том, что на Земле инициирован референдум. Его цель – ограничение прав биотиков.

Пауза. Кто-то возмущенно фыркает. Кто-то выжидающе смотрит.

- От кадетов, идущих путем Контроля, я ожидаю действий относительно этой ситуации. Устраивает ли вас результат, который вы получите при принятии референдума?
- Нет!
- Тогда я даю вам групповое задание. Докажите, что вы способны влиять на общественное мнение. Почти у каждого из вас есть какие-то связи… друзья, родственники… Задействуйте эти связи. Найдите способ связаться с ними. Используйте все, что можете, чтобы повлиять на ситуацию и изменить ее. Действуйте!

Сперва царит ошеломленная тишина. Потом кто-то говорит:

- Но что мы можем сделать? Мои родственники – самые обычные люди…
- А мои отказались от меня…
- Чезаре, вроде у тебя отец какая-то шишка?

Все поворачиваются к кадету Ностромо.
(Как не хочется этого говорить, мелькает мысль у Дианы. Но я должна.)

- Дело в том, что отец кадета Ностромо, сенатор Альянса, является инициатором этого референдума.
- Чёрт, - говорит кадет Ностромо, бледнея и откидываясь назад, - вены мне теперь, что ли, перерезать?
- При чем тут ваши вены? Речь всего лишь о вашем отце.

Обмен репликами возобновляется. Сперва это безнадежное перебирание причин, по которым ничего не получится. Потом – обсуждение. Диана не вмешивается. Они должны самостоятельно принять решение… или отказаться от борьбы.

- Я предлагаю запустить вирусный ролик, - говорит Чезаре Ностромо, который только что лежал и безучастно смотрел в потолок. – Интервью с кадетами.

Кадеты оживляются.

- Публичное обращение!
- А в какой форме?
- Ключевой посыл: «Вы наши родители, не бросайте нас!»
- А как мы это запишем?
- Вот как, - кадет Соул поднимает свою камеру, с которой никогда не расстается.
- А как отправим на Землю?
- Найдем каналы.
- А как...
- Давайте сделаем это прямо сейчас.

Соул включает камеру. Кадет Драшкович, первая из готовых произнести обращение, снимает бордовый форменный верх с эмблемой «Конатикс» и остается в черной водолазке.

Диана выходит из кабинета. Она чувствует гордость за то, что эти ребята сумели преодолеть себя. Начать действовать вместо того, чтобы замкнуться и ожесточиться. Как они сумеют отправить ролик на Землю? Она не знает, но уверена, что теперь они сумеют придумать, как это сделать.

***

- … и, возвращаясь к вопросу расписания… ээээ… я хочу отметить… Текущее расписание уроков оставляет у кадетов много свободного времени…

Вечерняя планерка в кабинете Гамильтон. Преподаватели, только что обсуждавшие завтрашнее расписание, сильно утомлены. Кто-то незаметно зевает и поглядывает на часы. Время к полуночи.

- Ээээ… да, много свободного времени, которое кадеты проводят… эээ… разными способами. К примеру, записывая вирусные ролики… Четыре кадета – Драшкович, Митра, Соул, Ностромо…

Диана невозмутимо смотрит в бумаги, лежащие на коленях. Демонстрирование отсутствия реакции не составляет труда, это одна из первых вещей, которым она научилась в жизни.

- И пересылая эти ролики на Землю… с помощью кадета Клирик, талантливо заманипулировавшей преподавателя и использовав его доступ в Экстранет… - продолжает Гамильтон. Ее взгляд устремлен за спину Диане, где, прислонившись к стене и скрестив руки, стоит Дельгадо.

Диана не может позволить себе улыбку, поэтому продолжает смотреть в бумаги.

***

Ролик производит в сети Экстранета эффект разорвавшейся бомбы. Об этом объявляют за завтраком в столовой. Экстранет пестрит множеством записей и хештегов. #НеБросайМеняЯБиотик – один из самых популярных из них. В крупных городах прошли акции в поддержку биотиков. Лица кадетов появляются на городских граффити.

Это могло бы стать победой, но увы, этого недостаточно.

***

Диана вместе с кадетами Митрой и Ностромо сидит за из одним столов в столовой. Здесь пусто и есть возможность поговорить наедине. Митра и Ностромо отчитываются по своему совместному заданию.

- Мы проанализировали данные, которые вы нам дали, мэм, сопоставили названия и даты с некоторыми важными датами земной хронологии, - рассказывает Митра. - Таким образом, получается, что первый проект под названием «Хронос», должен был заниматься технологиями глубокой заморозки для анабиоза. Второй проект, «Переход» - скорее всего, изучение марсианских артефактов…

«Я не ошиблась в них, - думает Диана. – Они действительно те, кто нужны Альянсу. Обладая лишь небольшой частью информации, они сумели сделать верные выводы». Они будут первыми, кто получит от Альянса предложение о контракте.

***

Они изменились, эти ребята. Они все еще те же подростки, но во взглядах и движениях появилась уверенность. Они научились осознавать свою силу, научились взаимодействовать, принимать решения и выполнять каждый свою часть работы.

Особенно ясно это проявляется в действиях, когда приходят роботы.

Диана стоит в коридоре базы. Воет сирена.

Они и раньше приходили, но сейчас их слишком много. Роботы, грохоча железом, маршируют по коридору. Но путь им преграждают кадеты.

- Взрослые! Прячьтесь! Они пришли за вами! – слышится голос кадета Хейли.

Это звучит смешно, но это действительно так. Причины происходящего в закрытых секторах раскрыты. Роботы приходят потому, что такова их программа. Директива, заложенная сошедшим с ума подростком, участником предыдущего эксперимента с биотиками. Защитить детей от взрослых-экспериментаторов, вот чего он хотел. У него не было возможности защититься другим способом. И сейчас эти роботы атакуют жилой блок в поисках взрослых людей. И взрослым, как это ни нелепо, нечего им противопоставить. Только шестьдесят подростков-кадетов, которые способны их защитить.

Трудно быть взрослым, думает Диана. Тем взрослым, который должен стоять в коридоре и наблюдать, как защищающие его подростки выстраивают живой щит. Это неправильно. Но ведь это и есть цель эксперимента, не так ли?

Что делает людей – людьми? Где грань, за которой мы перестаем быть людьми и становимся функциями, выполняющими свою работу? Становимся как вот те роботы в коридоре, подчиненные законам и правилам, служебным инструкциям и доступам, и не можем выступить за рамки своих обязанностей.

Мы говорили этим детям, что они нужны человечеству. Но мы жестоко обманываем их. Человечеству нужны не они сами, а их способности. Мы делаем их инструментами.

Инструментами, которые блестяще справились со своей задачей.

***

Диана сидит в пустой аудитории и пишет отчет.

Заместителю главы аналитической и разведывательной службы Альянса Систем
Генералу Соломону Фелвинтеру.

Сообщаю, что по порученной мне задаче проведена работа.

Проявления закрытых/остановленных/замороженных проектов, наблюдение за которыми было мне поручено, позволили выявить в закрытых секторах станции Гагарин активированную систему искусственного интеллекта, называемую «Персефоной».

В силу некоторых обстоятельств, связанных с острым психическим расстройством одного из участников предыдущей программы по исследованию детей-биотиков, подопытным Стэнли Джонсом, активированной системе была выдана новая задача.

Задача была сформулирована как «защита детей от сотрудников Конатикс». Программа идентифицировала в качестве опознавательного маркера «Конатикс» форму корпорации, что послужило причиной ошибочной идентификации детей-участников проекта «Поколение», одетых в форму корпорации, как сотрудников Конатикс.

Таким образом, Персефоной была предпринята попытка уничтожения участников эксперимента, ведущегося в рамках проекта «Поколение».

В настоящий момент программа деактивирована силами участников проекта «Поколение».
Диана Кэмпбелл, Часовой-1

В аудиторию заходит инструктор Дельгадо и садится напротив. Некоторое время он молча наблюдает за Дианой. Сейчас последует вопрос, отмечает она, и не ошибается.

- Что вы пишете?
- Отчет моему работодателю.
- Могу я спросить, кому вы отчитываетесь?
- Альянсу, - лаконично отвечает Диана, продолжая писать.
- А конкретней?

Диана откладывает планшет и поднимает глаза на Дельгадо.

- Скажите, пожалуйста, Дельгадо, почему этот вопрос начал вас интересовать?
- Потому что меня начали интересовать ваши отчеты. Вы дадите мне прочесть его?
- Нет.
- Почему? Если вам нечего скрывать?
- Потому что вы не мой работодатель и не сотрудник Альянса.
- Я пятнадцать лет прослужил в Военных Силах Альянса.
- Мне это известно. Но, к сожалению, это не дает вам необходимый уровень доступа.
- Значит, вам есть что скрывать, - усмехается Дельгадо. – Расскажите мне об основных принципах пути Контроля?
- Путь Контроля подразумевает внимательный и подробный сбор информации, анализ, принятие оптимального решения, расчет последствий и достижение цели наиболее эффективными средствами.
- В том числе манипуляциями. Грязными методами.
- Манипуляция – это лишь инструмент. Инструмент не может быть плох или хорош, он может быть лишь удачно или неудачно применён. Скажите, молоток – это плохо или хорошо? Им можно забить гвоздь, а можно – убить человека.
- И вы правда верите в то, что этот путь может быть правильным?
- Этот путь может быть результативен.
- Мы учим кадетов множеству навыков, как быть результативными. Однако мы не учим их главному: мы не учим их быть людьми. Я много думал об этом. Зачем придуманы эти четыре направления, четыре Пути? Зачем мы стремимся во что бы то ни стало втиснуть кадетов в рамки одного из них?

Диана молча смотрит на Дельгадо, ожидая продолжения.

- Путь Силы, путь Контроля, путь Ярости, путь Гармонии… Не должно существовать ничего из этого, должен существовать один путь – путь человека. У каждого он свой.

Возможно, вы правы, Дельгадо, думает Диана. Но черта с два я скажу вам об этом. Путь Контроля – это путь постоянных сомнений, поиска изъянов имеющейся позиции – но эти ошибки могут быть признаны только самим собой. Другие никогда не должны узнать об них.

- В конце нашего разговора я еще раз хочу спросить вас. Вы дадите мне прочесть ваш отчет?
- Нет.
- Значит, ничего не изменилось. Я не смогу вам доверять.
- Понимаю. Однако, в рамках наших отношений, доверие не является обязательным условием.

***

Возможно, вы правы, Дельгадо. Мы научили кадетов многому. Но мы не учим их быть людьми.

Мы научили их драться, синтезировать лекарства, уметь паять платы, уметь перебарывать страх, уметь справляться с эмоциями. Мы научили их действовать эффективно и задавать правильные вопросы. Однако есть опыт, которому научить невозможно. Это опыт потерь. Смерть товарища – это то, что можно только пережить.

Кадет Клузо. Диана почти не знает эту девочку, погибшую от интоксикации препаратами. Каждый из кадетов вынужден принимать препараты. Неизбежный риск, часть эксперимента. Ее не сумели спасти.

Кадеты сами организуют прощальную церемонию. Собираются в рекреации, где обычно проводят свое свободное время. Произносят какие-то прощальные слова. Диана не знает точно, какие именно – она стоит в коридоре перед дверью, и не может войти внутрь, потому что не чувствует в себе права присутствовать там, внутри. Пусть там будут те из взрослых, чья поддержка может быть принята, те, кому они доверяют.

Это жестокий эксперимент. Мы возложили на них даже ответственность за смерть товарища. Поставили в такую ситуацию, когда пятнадцатилетние подростки должны самостоятельно синтезировать лекарства и испытывать их друг на друге. Мы заставили их выживать, и сделать смерть товарища частью полученного опыта.

Церемония закончена. Дельгадо выносит на руках тело кадета Клузо.


***

- Эээээ… - откуда-то рядом материализуется доктор Гамильтон, озабоченно глядящая на часы. – Если они уже закончили, я бы хотела…. Хотела объявить об общем собрании. Прошу не расходиться!

Интересно, она совсем не понимает неуместности момента и места – или ей все равно? – отстраненно думает Диана, глядя на суровые, молчаливые лица кадетов. Кто-то из девочек вытирает слезы.

Доктор Гамильтон откашливается.

- Это общее собрание, цель которого… целью которого… - Гамильтон совершает очередной нервный жест поднятыми к груди руками, словно пытаясь отгородиться от массы кадетов, распределившихся вдоль стен помещения, и оглядывается, вероятно, в поисках ассистента. Но доктора Блайта рядом нет, придется выкручиваться самой, с некоторым злорадством отмечает Диана.

- Я хотела бы проинформировать вас о завершении референдума и его результатах. Тридцать пять процентов против и шестьдесят пять процентов высказались за непризнание биотиков…. эээ… полноценными гражданами, уравненными в правах с человеком. Да. Это отличная новость… я имею в виду, завершение референдума…

Гнев. Где-то в глубине сознания вспыхивает яростный гнев. Диана так давно не ощущала ничего подобного, что не сразу справляется со вспышкой и на несколько секунд теряет возможность воспринимать и осознавать информацию. Они не заслужили этого. Они не заслужили выслушивать это в таком виде, в безличной форме, в третьем лице, от человека, который видит перед собой лишь подопытный материал. Подопытный материал, с которым по какому-то недоразумению вынужден разговаривать.

- То есть… ээээ… биотики в своих правах приравниваются к детям, а также лицам, являющимся неполноценными… то есть существующими в рамках постоянной опеки… Лишение прав на собственность, прав на самостоятельное перемещение, прав на….

Монотонный голос Гамильтон обволакивает аудиторию. Диана смотрит на пол, ее взгляд автоматически фиксирует мелкие и вовсе не нужные сейчас подробности: кадетские ботинки, смятая бумажка с чьими-то расчетами. Вдох. Контроль.

- Таким образом, и по достижении совершеннолетия биотики продолжают оставаться под опекой… хм… своих родителей… или родственников, оформивших опекунство…

Неожиданно аудитория раздражается громким хохотом. Гамильтон вздрагивает, не понимая причину смеха.

- Мои родители отказались от меня, - говорит кто-то из угла.
- Мои тоже!

Гамильтон определенно чувствует себя неуютно. Она ощущает брошенный вызов. Тишины больше нет, с разных сторон слышатся голоса, нарастающий шум. Кажется, вот-вот раздастся свист. Речь Гамильтон ускоряется, становится скомканной.

- Ээээ…. В случае отказа родителей от опеки... Опека может перейти к государственным органам надзора… Также существует возможность опеки, осуществляемой корпорацией Конатикс… или Альянсом… эээ… в случае заключения рабочего контракта… разумеется, если вы продемонстрировали достаточно высокие результаты владения… эээ… способностями… Хм… О подробностях заключения контракта с Альянсом надеюсь, вам расскажет доктор Кэмпбелл… , а я, со своей стороны, поздравляю вас с… приближающимся завершением эксперимента, который показал прекрасные результаты. Свыше восьмидесяти процентов участников….

- Доктор Гамильтон, я полагаю, вы закончили, - не выдерживает Диана, делая шаг вперед.
- Да, да, спасибо, - Гамильтон пробирается к выходу. – Полагаю, мое дальнейшее присутствие на собрании не требуется…

***

Хлопает закрывшаяся за Гамильтон дверь. Диана обводит глазами аудиторию. Лица кадетов устремлены на нее. Взгляды людей, которых только что предали.

Мы их предали.

И я должна что-то сказать им. Я. Представитель Альянса. Представитель того правительства, которое предало их.

Что они сделают в ответ? Презрительно промолчат? Опять спросят, не манипулирую ли я ими? Просто встанут и уйдут?

- Кадеты, - произносит Диана и понимает, что не может управлять голосом. Не может говорить тем тоном и теми словами, которые прозвучали бы наиболее убедительно. Привели бы к нужной цели. Построение аргументации, приемы, - все это рассыпалось, сделалось бессмысленным и ненужным.

- Вы сами все понимаете, - говорит она.

Впервые за долгое время Диана не может предсказать, что произойдет в следующую минуту. Она говорит, пытаясь подобрать какие-то слова, которые вдруг все потерялись, мучительно страдая от того, что не может объяснить этим кадетам того, что чувствует.

- То, что делает взрослого человека взрослым – это не результаты референдума и не принятые законы. Это его ответственность за свои решения и поступки. Вам предстоит принять решение о своем будущем.

Вы обладаете способностями и возможностями, которыми не обладает никто из людей. Альянс готов предложить вам контракт. Это возможность, с помощью которой вы сможете действовать. Меняя этот мир. Меняя то, что вы хотите в нем изменить. Я верю в то, что вы это сможете.

Это всё. Есть ли у вас ко мне вопросы?

Она ждет чего угодно.

Но кадеты действительно начинают задавать вопросы. Они, понимает Диана, действительно повзрослели за сегодняшний день.

- Сколько лет составит срок службы в Альянсе?
- Смогу ли я бывать на Земле?
- Что будет с теми, чьи родители откажутся от опеки – нам обязательно придется поступить на службу в Альянс? Или в Конатикс?
- Нет. Не обязательно. Но государство будет обязано назначить вам опекуна.

- Я готов выступить в качестве опекуна для всех, кто нуждается в этом, - произносит Дельгадо, единственный из взрослых, кто присутствует здесь, помимо Дианы.

Спасибо вам, Дельгадо, за то, что вы тот, кто есть, думает Диана. В обоюдном доверии между нами, действительно, нет необходимости. Но если бы я имела возможность озвучить мое отношение, я бы сказала, что доверяю вам.

- Скажите, мэм, - из угла поднимает руку кадет Митра. – А как вы сами относитесь к результатам референдума?

Стало совсем тихо. Почему они так ждут от нее ответа на этот вопрос? Почему это так тяжело – ответить на вопрос? Всегда находиться над ситуацией, никогда не давать этических оценок, смотреть отстраненно, анализировать факты. Тридцать пять процентов – это всё, на что мы оказались способны. Уровень доверия человечества к этим подросткам оказался равен тридцати пяти процентам. Сколько процентов после этого составит их уровень доверия к человечеству?

- На лекциях я неоднократно говорила, что путь Контроля – это факты. Путь Контроля не подразумевает личного отношения к этим фактам, их оценку по морально-этической шкале …

Кто-то разочарованно выдыхает, на чьих-то губах появляется язвительная усмешка. Миссис Диана Кэмпбелл, Контроль-вумен, как ее тайком называют кадеты, миссис-представитель-Альянса, миссис-покерфейс.

Искренность, думает Диана. Быть искренней с ними хотя бы раз. Хотя бы сейчас.

- Ответ на ваш вопрос, Митра, таков: я отношусь к результатам референдума плохо.

***

Нет ничего хуже и больней правильного вопроса. Нет ничего страшнее ответа на него: я не знаю.

Я не знаю, что случится дальше, какие пути выберут для себя эти подростки, сегодня ставшие взрослыми. Вероятно, кто-то из них возненавидит правительство и корпорацию, использовавших их ради эксперимента, и желающих использовать и в дальнейшем. Кто-то изберет добровольный уход в неизвестность, за границы человеческого сообщества, ради сохранения свободы.

Кто-то выберет служение Альянсу. Сумеют ли они, делая этот выбор, не ожесточиться, не замкнуться против всего мира, найдут ли в себе силы действовать? Доказать человечеству, что тридцать пять процентов – это ошибка.

Я сделаю все возможное для того, чтобы они сумели. Пока могу действовать.

Я помню каждого из кадетов, кто говорил со мной в последние часы перед отлетом шаттла. Задавал вопросы. Просил совета. Тех, кто пожелал тем или иным способом связать свою судьбу с Альянсом.

Кадет Картер, из последних сил, уже перед самым шаттлом, прошедшая-таки гипноз и распределенная в Космофлот Альянса вместе со своими друзьями. Я помню, как она бежит ко мне по коридору из капсулы гипноза, пошатываясь от принятых препаратов, и еле ворочая языком, говорит: мэм, я прошла.

Кадет Соул, проделавший гигантский путь от забитого, подавленного подростка до человека, сумевшего победить страх и неуверенность. Избравший путь Силы и службу в Космофлоте Альянса.

Кадет Кохрейн – я совсем не знаю ее, но читала ее личное дело. Я помню, что она из семьи потомственных пилотов. Космофлот Альянса, вместе с друзьями.

Кадет Хейли, одна из лучших на пути Контроля. Надежная, смелая, понимающая свои цели. Желающая помогать другим.

Кадет Бен Каналли, девочка из мафиозной семьи, начавшая путь Контроля с изучения манипуляций – того, что ей лучше всего удавалось.

Кадет Моралис, гениальный химик, ученый-медик и одновременно – неловкий и застенчивый в обычной жизни. Я помню, как он с робкой надеждой спрашивает меня: скажите, мэм, смогу ли я в Альянсе хотя бы иногда иметь возможность работать в научной лаборатории… И как мне хочется сказать ему: нет сомнений в том, что у вас будет собственная лаборатория.

Кадет Мерсер. Спокойный, выдержанный, но умеющий добиваться своего. Я полагаю, его ждет большое будущее в качестве специалиста по особым поручениям.

Кадет Метелина, бывшая заплаканная девочка, пришедшая после первой лекции за советом – и впоследствии боец, научившаяся сражаться.

Кадет Гершвин, пожелавшая связать свою судьбу в Альянсе с исследованиями.

Кадет Фокс, чей путь не вызывал у меня никаких сомнений с самого начала – путь бойца, путь Силы.

Кадет Харрис, которую я почти не знала, но которую рекомендовали друзья: спокойствие, уравновешенность, исполнительность.

Кадет Каралайл, кадет Клирик, кадет Вилтари, кадет Кастаньо. Те, кого я совсем не знала, но кто выразил желание совершенствовать свои навыки, продолжать учиться, быть полезными для человечества и других биотиков.

Кадет Флауэр. Я помню мое первое впечатление о ней: эта девочка не выдержит. Она казалась такой зависимой от чужого внимания, похвалы, всего того, что здесь, на станции, вряд ли возможно получить. Я помню, как мое мнение о ней менялось. Я помню, что испытала уважение, когда услышала ее просьбу о контракте с Альянсом.

Кадет Цао – я помню, как он подходит ко мне в коридоре уже незадолго до шаттла, и просит внести в список тех, кто хотел бы заключить контракт с Альянсом. Я помню, что у меня не было никаких сомнений на этот счет - самые лучшие рекомендации о нем мне дали сразу несколько кадетов.

Кадеты Ностромо и Митра, дополняющие друг друга и научившиеся работать в паре. Прекрасно раскрывшие свои способности. Оба они были очень важны для меня. Они были теми, кому я по-настоящему доверяла, и не подвели мое доверие.

Кадет Эмили Фарелл, прямолинейная, четкая, решительная. Отказавшаяся от моего предложения службы в Альянсе. Мой вопрос «Почему?» и ее ответ «Прочтите в моем досье». Ее отец, уволенный Альянсом, спился и погиб в автокатастрофе. Я не смогла убедить Эмили изменить мнение. Я очень сожалею, что не сумела этого сделать.

Ее младшая сестра, кадет Лесли Фарелл. Я помню, как она напряженно смотрит на меня в полумраке пустой аудитории и спрашивает: скажите, мэм, это правда, что Альянс выбрасывает людей со службы, когда они становятся не нужны? Я знаю, что она говорит о своем отце. Я не знаю, зачем она хочет услышать от меня ответ на этот вопрос. Горькая ирония в том, что это мое последнее задание. Я знаю, что приказ о моем увольнении уже подписан. Я перестала быть нужна. Но все, что я отвечаю кадету Фарелл – «Да, это так». Потому что это правда.

Тогда зачем, ради чего все это, спрашивает кадет Лесли Фарелл. Зачем служить в Альянсе, зная, что со временем тебя выбросят, как ненужную вещь?

Я помню мой ответ ей: затем, что важно не то, что случится с тобой в конце, а то, сколько ты сумеешь сделать. Пока можешь действовать.

Диана Кэмпбелл.

Tags: ролевое, творчество
Subscribe

  • (no subject)

    Сегодня проснулась в полчетвертого утра оттого, что в квартире на полную громкость играла музыка из третьих Героев. В соседней комнате на столе…

  • (no subject)

    Да! Я же тут решила научиться рисовать людей.

  • (no subject)

    Кстати, я могла вообще ничего не заметить и быть бессимптомником. За 5 часов до выезда на полигон Штата Мэн я собирала чемодан. И, пакуя косметику,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • (no subject)

    Сегодня проснулась в полчетвертого утра оттого, что в квартире на полную громкость играла музыка из третьих Героев. В соседней комнате на столе…

  • (no subject)

    Да! Я же тут решила научиться рисовать людей.

  • (no subject)

    Кстати, я могла вообще ничего не заметить и быть бессимптомником. За 5 часов до выезда на полигон Штата Мэн я собирала чемодан. И, пакуя косметику,…